Инициативная группа по разбору
последствий протестных выступлений
МОНИТОРИНГ
Инициативная группа по разбору последствий протестных выступлений
«У них всё вскипело, поэтому дали строгача». 68-летнему правозащитнику Борису Супренку снизили срок административного ареста с 20 до 15 суток
6 мая 2021 г. Габриэла Кулешова
30 апреля в областном суде г. Воронежа прошло апелляционное заседание по делу правозащитника Бориса Супренка: ему снизили срок административного ареста с 20 до 15 суток. Наблюдателей внутрь не пустили: приставы сослались на приказ Председателя суда об ограничительных мерах на время эпидемии, и на то, что на заседание допущены только участники процесса. В зал суда попал только журналист «Соты» Фёдор Орлов, который поговорил с Супренком и записал это на видео.

28 апреля сотрудники Центра по противодействию экстремизму задержали юриста воронежской Общественной правозащитной приемной Бориса Супренка. Его доставили в 8-й отдел полиции и предъявили обвинение по ч.8 ст. 20. 2 КоАП — в повторном нарушении законодательства о митингах. По версии полицейских, Супренок участвовал в протестной акции 21 апреля в Воронеже. Как отметил сам обвиняемый, в тот день он находился рядом со сквером им. А. Пушкина, но в митинге не участвовал, лозунги не выкрикивал и не держал в руках какие-либо плакаты или символику, а просто наблюдал со стороны.

20 апреля Борис Супренок опубликовал в своём профиле в фейсбуке Предостережение о недопустимости нарушений закона — из прокуратуры Ленинского района г. Воронежа. В нём сказано, что, «согласно сведениям ГУ МВД России по Воронежской области, к организации публичных мероприятий в поддержку Алексея Навального причастен Супренок Б. Н». Прокуратура напомнила об административной и уголовной ответственности, в случае нарушения требований законодательства. В этом же документе Супренок написал:

«Отвечаю бездельникам: Занимайтесь работой с преступниками, а не с гражданами соблюдающими Конституцию!».
После рассмотрения дела, судья Ленинского районного суда не принял во внимание доводы защиты, осудил активиста по ч.8 ст. 20. 2 КоАП — о повторном нарушении законодательства о митингах, и назначил ему наказание в виде 20 суток административного ареста. Этот срок — самый большой среди всех арестованных в Воронеже после митинга 21 апреля.

Уже 30 апреля в областном суде прошла апелляция по этому делу: Борису Супренку снизили срок административного ареста на 5 дней. В зал суда не пустили ни наблюдателей, ни юриста Общественной правозащитной приемной Артура Титова. Поговорить с Борисом Супренком перед заседанием и после вынесения решения смог только воронежский журналист «Соты». Позже он опубликовал запись на своём ютуб-канале.
Один в двухместном «люксе»
Я тут уже вторые сутки — один в двухместном «люксе». Питание нормальное, люди нормальные. Но, конечно, есть и убожество: окна в загаженном и пыльном виде, но их никак нельзя помыть, потому что изнутри и снаружи они закрыты решётками. Краны текут. Я же по ЖКХ консультирую население и говорю, как бороться с вот с этим, а тут такое. Я говорю офицеру: «Как с краном быть? По мозгам капает, ресурс утекает». А он мне: «Финансирования нет». В камере прохладно, примерно 16 градусов, поскольку отопление по всему городу и в казённых учреждениях отключили давно. Приходится спать одетым, но это не вина учреждения.

У меня уже 5 лет идёт переписка с «прокурорскими». Я их всё время, извините, «мордой в салат», и говорю: «Ребята, работайте!». Люди ходят, стонут, обращаются с жалобой на действия Государственной жилищной инспекции. Мы обращаемся в прокуратуру, а они пересылают это обратно. Бардак кругом. Идёшь в суд — выигрываешь суд, возвращаешь человеку 40−50 тысяч. Говорю: «Сделайте это системной работой» — ничего. Сейчас вот у меня идут 3 суда по аварийным домам, а городской прокурор сидит, кивает головой и говорит: «Да, мы согласны с позицией города». Вот, например, собственнику квартиры в аварийном доме выплатили 800 тысяч — я добиваюсь, чтобы увеличили до миллиона двухсот тысяч, потом — до миллиона пятисот. А ведь до меня ещё там было человек 200 собственников, из них 100 уже подписали выкупную стоимость, которую назначил город вопреки обзору судебной практики Верховного суда 14-го года. Я говорю: «Как вы учились, если элементарные вещи не делаете и людей унижаете?» Это всё их бесит, а когда я свою «последнюю каплю» написал в фейсбуке — у них всё вскипело, и поэтому дали строгача.

Меня поразило, насколько судья встроена в эту модель. Суды во всех странах — это же самостоятельный институт. Мы наблюдаем, как в той же критикуемой Америке суд может Трампа или любого президента послать, потому что подчиняется закону, а не хотелкам. А мне вот тётя-капитан из ОП № 8 объяснила, что у неё есть вышестоящие начальники и она вынуждена работать, как велят. Вот так всё и идёт.

Made on
Tilda